В Гродно все спокойно: каждый полдень трубач-сигналист сообщает об этом горожанам

Чистые громкие звуки трубы разносятся порывами ветра на все четыре стороны света. Воздух пропитывается и буквально резонирует нотами. Едва они растворяются в пространстве, как принимают эстафету старинные куранты Фарного костела – отбивают в городе полдень. Такая перекличка музыканта и часов существует в Гродно с 2009 года, с тех самых пор, как была возрождена давняя традиция белорусских пожарных: играя, оповещать жителей о том, что в городе все спокойно.

Трубач эстрадно-духового оркестра Гродненского областного управления МЧС Дмитрий Кисель снова справился со своей обязанностью блестяще: у подножия пожарной башни, с которой раздаются трубные звуки, собралось немало слушателей. Экскурсанты, задрав головы, завороженно наблюдают за исполнителем фанфар, а привыкшие жители города лишь рефлекторно сверяют часы. В лицо гродненского трубача знают немногие. Да и попасть на каланчу – рабочее место Дмитрия – непросто. Это режимный объект, расположенный на территории действующей пожарной аварийно-спасательной части № 1, а к тому же культурологическая ценность XIX века, рассказывает «Беларускi час».

PRAS.by""

Но корреспонденту «БелЧас» удалось познакомиться с человеком, который, оставаясь в тени, создает имидж родного города.

Мы встречаемся с Дмитрием Киселем в Музее пожарной службы, к которому вплотную примыкает башня, и отправляемся наверх. Старинное сооружение дышит теплом, пахнет древностью, но кирпичная кладка и крутой деревянный сход прекрасно сохранились. Пытаясь шагать вровень со своим героем, сталкиваюсь с мощным сопротивлением вестибулярного аппарата – винтовая многомаршевая лестница не для нетренированных девиц.

PRAS.by""

Тем не менее 120 ступенек остались позади. Мы стоим на смотровой площадке, венчающей каланчу, на высоте 27 метров. От увиденного (или от страха?) дух захватывает – Гродно как на ладони.

Дмитрий видит эту прекрасную панораму каждый день на протяжении полугода, как только в его обязанности вошло исполнение функций каланчевого. Но и он не скрывает эмоций:

– Каждый день город меняется, сегодня он такой красивый после дождя!

На высоте 9-этажного дома трубача непросто рассмотреть, но Дмитрий Кисель перед публикой появляется исключительно в образе пожарного XIX века – в черном парадном мундире и блестящей каске. Костюм шили в военном ателье, четко руководствуясь при реконструкции архивными источниками.

PRAS.by""

– Труба должна зазвучать ровно в 11.58, чтобы успеть до боя курантов, – посвящает в нюансы службы Дмитрий. – Приходится свои часы сверять с башенными, а не с хронометрами местного времени. Поэтому допустима небольшая погрешность. Но сыграть я успеваю всегда и при любых обстоятельствах. Поднимаюсь на башню немного раньше, чтобы восстановить дыхание и настроить инструмент. В служебно-строевом и лирическом репертуаре преимущественно отечественные композиции. Например, «Белорусская фанфара», «Жураўлі на Палессе ляцяць», «Квітней, Беларусь». Своя мелодия заготовлена для каждого дня недели.

К слову, у пожарного трубача нет выходных. Но в непредвиденной ситуации на помощь всегда придут коллеги из оркестра.

Шутим на тему популярности и звездности. Мой собеседник скромно замечает, что ни автографов, ни фотосессий его слушатели так и не дождались – музыканта сложно узнать в гражданской одежде.

PRAS.by""

– Правда, если дети приходят послушать (Дмитрий Кисель – отец троих мальчишек. – Прим. авт.), тогда уже все знают: играет их папа, – улыбается наш герой. – Мне же достаточно знать, что каждый день на две минуты кто-то остановится, прислушается к звукам трубы и, возможно, станет счастливее.

***

– В XIX веке в крупных городах была разработана система сигналов. Поэтому на пожарных башнях всегда дежурил каланчевой или впередсмотрящий, – рассказала о старых и новых пожарных традициях Ирина Качан, старший инспектор центра пропаганды и обучения областного управления МЧС, заведующая Музеем пожарной службы. – Если он замечал пожар, то вывешивал флаги или кожаные шары красного цвета, если дым – синего. В случае масштабного бедствия бил в специальный колокол. После, чтобы сообщить горожанам о беде, к общему набату подключались городские храмы. Горнист в те времена скакал на лошади впереди несущегося на огромной скорости пожарного обоза, чтобы предупредить и уберечь людей от попадания под колеса. Позже эта традиция немного трансформировалась и получила в нашей стране статус культурной. Известно, что в период между Первой и Второй мировыми войнами полонез Огинского звучал с пожарной башни в Слониме. А в Гродно эта идея возникла во время открытия экспозиции нашего музея в 2008 году.

comments powered by HyperComments

Поделиться этой историей

Город
Использование текстовых, фото- и видеоматериалов разрешено только при указании прямой ссылки на сайт

Вам также может понравиться